Общие знакомые пушкина и гоголя в калу

Вещи А.С. Пушкина [ Февчук Л.П. - Портреты и судьбы: Из ленинградской Пушкинианы]

Гоголь, Николай Васильевич - один из величайших писателей русской литературы . Известно, какое впечатление произвели на Пушкина эти рассказы, . показывать Рим, "угощать" им приезжих русских знакомых и приятелей. . у Смирновой в деревне и в Калуге, где муж Смирновой был губернатором;. Так преклонялся перед Пушкиным и Достоевский. Он даже не прочь назвать до сидящего в Калуге Ив. Аксакова донеслась весть о "новом Гоголе" 4. Даже близкие знакомые хозяина, у кого жил Гоголь, должны были знать, как Это вступление содержит общие замечания о функциях антропонимов в . «Благородное» желание скрыть «неприличное» побуждало знакомых поэта с удовольствием вспоминать . В качестве родовых черт русского профетизма Гоголь назвал, во-первых, любовь к России, к ее особому .. Калуга,

В этой книге живо и интересно рассказано о людях, прославивших наш Оренбургский край: Читатель найдет здесь и разгадки многих исторических и литературных загадок, возникших оттого, что мало мы обращаемся к первоисточникам и не очень хотим думать над.

Кобозева, 46 Славянский, Юрий Лаврентьевич. Пушкина в Поволжье и на Урал: Терешковой, 15 Смольников, Игорь Федорович. В антологии представлены авторы из России, Казахстана, Украины, Венгрии, Монголии и других стран, расположенных в великом "степном поясе" Евразии. Октябрьская, 1 Страницы литературной истории Оренбуржья [Электронный ресурс]: Терешковой, 15 Третьи международные Измайловские чтения, посвященные летию приезда в Оренбург А. Пушкина, октября г. Терешковой, 15 Щербанов Н. В книге дается подробное описание события, вошедшего в летопись города - пребывание великого поэта на уральской земле с 21 по 23 сентября октября по новому стилю года.

Переводчики казахской части сборника - известные ученые, кандидаты филологических наук С. Терешковой, 15 Прянишников, Николай Ефимович.

Терешковой, 15 Оренбургская пушкинская энциклопедия. Терешковой, 15 По родному краю: Терешковой, 15 Кузнецов, Валерий Николаевич. Терешковой, 15 Пушкин и Оренбургский край: Терешковой, 15 Оренбургский край. Терешковой, 15 Верстуков, Владимир Иванович. Терешковой, 15 Гостиный двор: Терешковой, 15 Жирухин, Анатолий. Стояла ясная осенняя погода: Терешковой, 15 Емельянова, Надежда Алексеевна.

Терешковой, 15 Славянский, Юрий Лаврентьевич. Терешковой, 15 Никитин, Александр Георгиевич. Терешковой, 15 Овчинников, Реджинальд Васильевич. Терешковой, 15 Оренбургский край в произведениях русских писателей: Терешковой, 15 Владимир Иванович Даль. Терешковой, 15 Пушкинист Н.

Николай Гоголь

Страницы литературной истории Оренбуржья [Электронный ресурс]: Город, усадьба, дом в литературе: Дух Пушкина витал здесь Терешковой, 15 Периодические издания Гостиный двор: Бехтерев ; подбор ил. Партизанская, 26 Щербанов, Николай Михайлович. Яик, Строфилус-птица, самозванцы и "Сказка о рыбаке и рыбке: Терешковой, 15 Емельянова, Надежда. Терешковой, 15 Хижнякова, Анастасия. Терешковой, 15 Кожевникова, Наталья. В актеры его не приняли; служба была так бессодержательна, что он стал ею тотчас тяготиться; тем сильнее привлекало его литературное поприще.

В Петербурге он на первое время очутился в малорусском кружке, отчасти из прежних товарищей. Он нашел, что Малороссия возбуждает в обществе интерес; испытанные неудачи обратили его поэтические мечтания к родной Малороссии, и отсюда возникли первые планы труда, который должен был дать исход потребности художественного творчества, а вместе принести и практическую пользу: Но прежде он издал, под псевдонимом В. Алова, ту романтическую идиллию: Вскоре по выходе книжки в свет он сам уничтожил ее, когда критика отнеслась неблагосклонно к его произведению.

В беспокойном искании жизненного дела, Гоголь в это время отправился за границу, морем в Любек, но через месяц вернулся опять в Петербург в сентябре г.

На деле, вместо Америки, он попал на службу в департамент уделов апрель, и оставался там до г. Еще раньше одно обстоятельство возымело решительное влияние на его дальнейшую судьбу и на его литературную деятельность: Неудача с "Ганцом Кюхельгартеном" была уже некоторым указанием на необходимость другого литературного пути; но еще раньше, с первых месяцев г.

Все это был материал для будущих рассказов из малороссийского быта и преданий, которые стали первым началом его литературной славы. Он уже принимал некоторое участие в тогдашних изданиях: Другие сочинения Гоголь печатал тогда в изданиях барона Дельвига"Литературной Газете" и "Северных Цветах", где, например, была помещена глава из исторического романа "Гетман". Быть может, Дельвиг рекомендовал его Жуковскому, который принял Гоголя с большим радушием: Жуковский сдал молодого человека на руки Плетневу с просьбой его пристроить, и, действительно, уже в феврале г.

Плетнев рекомендовал Гоголя на должность учителя в патриотическом институте, где сам был инспектором. Узнав ближе Гоголя, Плетнев ждал случая "подвести его под благословение Пушкина"; это случилось в мае того же года.

Вступление Гоголя в этот круг, вскоре оценивший в нем великий начинающий талант, имело великое влияние на всю его судьбу. Перед ним раскрывалась, наконец, перспектива широкой деятельности, о которой он мечтал, - но на поприще не служебном, а литературном. В материальном отношении Гоголю могло помочь то, что, кроме места в институте, Плетнев доставил ему частные занятия у Лонгвиновых, Балабиных, Васильчиковых ; но главное было в нравственном влиянии, какое встретило Гоголя в новой среде.

Он вошел в круг лиц, стоявших во главе русской художественной литературы: Служение искусству становилось для него высоким и строгим нравственным долгом, требования которого он старался исполнять свято.

Отсюда, между прочим, его медлительная манера работы, долгое определение и выработка плана и всех подробностей.

Как Пушкин стал пророком

Общество людей с широким литературным образованием и вообще было полезно для юноши со скудными познаниями, вынесенными из школы: У Жуковского Гоголь встречал избранный круг, частью литературный, частью аристократический; в последнем у него завязались отношения, игравшие потом немалую роль в его жизни, например, с Виельгорскимиу Балабиных он встретился с блестящей фрейлиной А.

Горизонт его жизненных наблюдений расширялся, давнишние стремления получили почву, и высокое понятие Гоголя о своем предназначении уже теперь впадало в крайнее самомнение: Эта пора была самой деятельной эпохой его творчества. После небольших трудов, выше частью названных, его первым крупным литературным делом, положившим начало его славе, были: Повести, изданные пасечником Рудым Паньком", вышедшие в Петербурге в и годах, двумя частями в первой были помещены "Сорочинская ярмарка", "Вечер накануне Ивана Купала", "Майская ночь, или Утопленница", "Пропавшая грамота"; во второй - "Ночь перед Рождеством", "Страшная месть, старинная быль", "Иван Федорович Шпонька и его тетушка", "Заколдованное место".

Известно, какое впечатление произвели на Пушкина эти рассказы, изображавшие невиданным прежде образом картины малорусского быта, блиставшие веселостью и тонким юмором; на первый раз не была понята вся глубина этого таланта, способного на великие создания. Следующими сборниками были сначала "Арабески", потом "Миргород", оба вышедшие в г.

Литературная слава Гоголя установилась теперь окончательно. Он вырос и в глазах его ближайшего круга, и в особенности в сочувствиях молодого литературного поколения; оно уже угадывало в нем великую силу, которой предстоит совершить переворот в ходе нашей литературы.

Тем временем в личной жизни Гоголя происходили события, различным образом влиявшие на внутренний склад его мысли и фантазии и на его внешние дела. Путь лежал через Москву, где он познакомился с людьми, которые стали потом его более или менее близкими друзьями: Пребывание дома сначала окружало его впечатлениями родной любимой обстановки, воспоминаниями прошлого, но затем и тяжелыми разочарованиями. Домашние дела были расстроены; сам Гоголь уже не был восторженным юношей, каким оставил родину; жизненный опыт научил его вглядываться глубже в действительность и за ее внешней оболочкой видеть ее часто печальную, даже трагическую основу.

Уже вскоре его "Вечера" стали казаться ему поверхностным юношеским опытом, плодом той "молодости, во время которой не приходят на ум никакие вопросы". Малорусская жизнь и теперь доставляла материал для его фантазии, но настроение было уже иное: Вернувшись в Петербург, Гоголь усиленно работал над своими произведениями: С конца г.

В то время приготовлялось открытие Киевского университета, и он мечтал занять там кафедру истории, которую преподавал девицам в патриотическом институте. В Киев приглашали Максимовича; Гоголь думал основаться вместе с ним в Киеве, желал зазвать туда и Погодина; в Киеве ему представлялись, наконец, русские Афины, где сам он думал написать нечто небывалое по всеобщей истории, а вместе с тем изучать малороссийскую старину.

К его огорчению, оказалось, что кафедра истории была отдана другому лицу; но зато вскоре ему предложена была такая же кафедра в Петербургском университете, благодаря влиянию его высоких литературный друзей.

Он действительно занял эту кафедру: Это была, конечно, большая самонадеянность; но вина его была не так велика, если вспомнить, что планы Гоголя не казались странными ни его друзьям, в числе которых были Погодин и Максимович, сами профессора, ни министерству просвещения, которое сочло возможным дать профессуру молодому человеку, кончившему с грехом пополам курс гимназии; так невысок был еще весь уровень тогдашней университетской науки.

Сначала вышли "Арабески" две части, СПб. Потом в том же году вышел: Повести, служащие продолжением Вечеров на хуторе близ Диканьки" две части, СПб. Здесь помещен был целый ряд произведений, в которых раскрывались новые поразительные черты таланта Гоголя. К этим первым тридцатым годам относятся замыслы и некоторых других произведений Гоголя, как знаменитая "Шинель", "Коляска", может быть, "Портрет" в его переделанной редакции; эти произведения явились в "Современнике" Пушкина и Плетнева ; к более позднему пребыванию в Италии относится "Рим" в "Москвитянине" Погодина Сохранившиеся рукописи Гоголя указывают вообще, что он работал над своими произведениями чрезвычайно тщательно: Известно, что основной сюжет "Ревизора", как и сюжет "Мертвых душ", был сообщен Гоголю Пушкиным; но понятно, что в том и другом случае все создание, начиная от плана и до последних частностей, было плодом собственного творчества Гоголя: Старая страсть к театру овладела Гоголем в чрезвычайной степени: Но, с другой стороны, комедия встречена была с величайшим энтузиазмом теми лучшими элементами общества, которые сознавали существование этих недостатков и необходимость обличения, и в особенности молодым литературным поколением, увидевшим здесь еще раз, как в прежних произведениях любимого писателя, целое откровение, новый, возникающий период русского художества и русской общественности.

Это последнее впечатление было, вероятно, не вполне понятно Гоголю: Впоследствии, в "Театральном разъезде после представления новой комедии", он, с одной стороны, передал то впечатление, какое произвел "Ревизор" в различных слоях общества, а с другой - высказал свои собственные мысли о великом значении театра и художественной правды. Первые драматические планы явились у Гоголя еще раньше "Ревизора".

Первая из этих пьес явилась в "Современнике" Пушкинаостальные - в первом собрании его сочинений В том же собрании явились в первый раз: Утомленный усиленными работами последних лет и нравственными тревогами, каких стоил ему "Ревизор", Гоголь решился отдохнуть вдали от этой толпы общества, под другим небом.

Пушкин Александр Сергеевич

В июне г. Пребывание в "прекрасном далеке" на первый раз укрепило и успокоило его, дало ему возможность завершить его величайшее произведение "Мертвые души", - но стало зародышем и глубоко фатальных явлений. Разобщение с жизнью, усиленное удаление в самого себя, экзальтация религиозного чувства повели к пиэтистическому преувеличению, которое закончилось его последней книгой, составившей как бы отрицание его собственного художественного дела Выехав за границу, он жил в Германии, Швейцарии, зиму провел с А.

Находясь в ссылке в селе Михайловском, Пушкин в ноябре - декабре года вкладывает в одно из писем к брату в Петербург записку с перечнем вещей, которые были ему необходимы, среди них упомянуты табак, спички и глиняная трубка с черешневым чубуком.

Нащокина в Москве, поэт любил, сидя у него "на диване, с трубкой в зубах", изливать своему другу все, что "скопилось" у него на душе за время разлуки. Стоюниной Пушкинскому дому, вложена в футляр, обтянутый сверху зеленым сафьяном; на серебряном ободке трубки выгравированы буквы "П. Стол чинарового дерева из Болдина.

В зале Всесоюзного музея А. Пушкина, посвященном творчеству поэта в Болдине, можно увидеть простой письменный стол чинарового и красного дерева, сделанный в конце XVIII века, по всей вероятности, крепостным мастером. Верхняя доска стола крыта темной кожей, спереди пять выдвижных ящиков один посередине, два по бокам от. За этим столом работал Пушкин болдинской осенью года, а также в другие свои приезды в Болдино.

Пушкина при селе Болдине в казну". В году стол был передан из Болдина в Пушкинский дом. К личным вещам Пушкина относятся и находившиеся у него портреты поэтов-современников - его соотечественников и иностранцев. Известно, как высоко ценил Александр Сергеевич талант знаменитого английского поэта, которого современники, по словам Пушкина, видели "на троне славы, видели в мучениях великой души, видели в гробе посреди воскресающей Греции".

Поэзия Байрона, самое его имя, как символ революционно-романтического направления в литературе, имели большое влияние на Пушкина в определенный период его жизни. Осиповой-Вульф заказали "за упокой души" обедни "в обеих церквах Тригорского и Воронича". В июле того же года Пушкин просил Анну Николаевну прислать ему из Риги последнее издание произведений Байрона. Несколько позже Пушкин подарил Анне Николаевне портрет лорда Байрона, приобретенный им, очевидно, через А.

Вяземского а возможно, подаренный ему кем-либо из его друзей. Он представляет собой большую красивую гравюру с глубокими темными бархатистыми тонами, исполненную так называемой черной манерой меццотинто. Автор гравюры - английский мастер Чарлз Турнер, работавший по оригиналу известного американского художника Вильяма Эдворда Веста. Сам Байрон считал портрет, созданный В. Вестом в Пизе в году, "лучшим своим портретом".

Уже после смерти Байрона этот портрет был опубликован в Лондоне в январе года. Портрет сохраняется в старом серо-коричневом с голубой, серебряной и черной полосками паспарту с факсимильной надписью на наклейке: На обороте подаренного Пушкиным портрета П. В настоящее время он экспонируется в кабинете поэта в доме-музее А. Осиповой Пушкин подарил принадлежавший ему портрет великого немецкого поэта и драматурга Фридриха Шиллера. Влияние его поэзии на Пушкина ощущалось с лицейских лет, романтическая душа юного поэта воспламенялась "поэтическим огнем" Шиллера и Гете.

Драмы Шиллера, как известно, Пушкин просил прислать ему в Михайловское в период работы над "Борисом Годуновым". На портрете, гравированном Массолем по рисунку Геофила Бехагеля, немецкий поэт изображен в профиль, в парике, с локонами, в рубашке с отложным воротником и жабо как на медали работы Барра годана плечи накинут плащ. Портрет сделан после смерти поэта по прижизненным оригиналам. Внизу надпись рукой П. Он находился затем у внучки П. Осиповой Софьи Борисовны Вревской дочери Е.

Вревскойкоторая подарила его в году Б. Модзалевский передал портрет в Пушкинский дом. В настоящее время он находится в запаснике Всесоюзного музея А. Литографированные портреты поэтов Е. Портреты эти висят, как и при жизни Пушкина, в его кабинете.

  • Вещи А.С. Пушкина
  • Гоголь, Николай Васильевич
  • Гоголь был влюблен в калужскую губернаторшу

Евгения Абрамовича Баратынского Пушкин считал "одним из первоклассных наших поэтов". Бестужеву из Одессы в году: В заметках, напечатанных в альманахе "Северные цветы" на год, Пушкин отмечал: В статье, написанной в связи с выходом в свет поэмы Баратынского "Бал" в том же году она издавалась вместе с поэмой Пушкина "Граф Нулин" под общим заглавием "Две повести в стихах"и в заметке о Баратынском года Пушкин не скупился на самые восторженные описания различных сторон его поэтического таланта: Очевидно, тогда же Баратынский подарил Пушкину свой портрет - литографию работы поручика Александра Францевича Тернберга на листе монограмма художника: Портрет был напечатан в экземплярах и теперь встречается довольно редко.

Литография Тернберга очень нравилась Баратынскому. На этом портрете года, висящем сейчас в кабинете Пушкина в красивом старинном паспарту, Евгений Абрамович изображен в светлом сюртуке, белом жилете, в высоких воротничках, на плечах темный плащ со светлой клетчатой подкладкой.

После смерти Пушкина портрет был подарен его сестрой лицейскому товарищу поэта С. Василий Андреевич Жуковский, искренний друг Пушкина до последней минуты его жизни, был всегда "добрым гением" для великого поэта. С нашим молодым чудотворцем Пушкиным. Я был у него на минуту в Сарском селе.

Это надежда нашей словесности Нам всем надобно соединиться, чтобы помочь вырасти этому будущему гиганту, который всех нас перерастет. Ему надобно непременно учиться и учиться не так, как мы учились!. Он написал ко мне послание, которое отдано мне из рук в руки, - прекрасное! Это лучшее его произведение! Но и во всех других виден талант необыкновенный! Его душе нужна пища! Он теперь бродит около чужих идей и картин! Но когда запасется собственными - увидишь, что из него выйдет!.

Ты создан попасть в боги, - писал Жуковский Пушкину в году, -. Крылья у души есть! Вот моя вера, когда подумаю, какое можешь состряпать для себя будущее, то сердце разогреется надеждою за тебя".

Свой портрет, литографированный Е. Эстеррейхом в году, Жуковский подарил Пушкину в день, когда им была закончена поэма "Руслан и Людмила". Внизу под изображением надпись: Анненков, сосредоточивший в своих руках многочисленные документы, относящиеся к Пушкину, довольно точно описывает это событие: Известно, что после чтения последней из них Жуковский подарил автору свой портрет Через несколько лет после выхода в свет "Руслана и Людмилы" А.

Пушкин, отдавая дань лучшим сторонам дарования Жуковского, писал Вяземскому из Михайловского: Никто не имел и не будет иметь слога, равного в могуществе и разнообразии слогу его".

Пушкин очень ценил подарок Жуковского, портрет "побежденного учителя" всюду сопровождал "победителя-ученика". Литератор и историк Погодин в своих "Замечаниях на "Материалы для биографии Пушкина" Анненкова" вспоминал, что этот портрет он видел в году, во время пребывания Пушкина в Москве, висящим в его комнате "над письменным столом во флигеле, что по переулку дома г-жи Лобковой на Собачьей площадке Вяземского и хранился в Остафьеве.

Из Остафьева он вместе с другими вещами был передан в библиотеку имени В. Ленина, а затем, в году, в Музей А. Антона Дельвига Пушкин очень любил, его хладнокровие и рассудительность нравились пылкому поэту.

Друг поэта с лицейских лет, Дельвиг - "парнасский брат" Пушкина - оставался им до конца жизни. Хотя Дельвиг не был гениальным поэтом, но название поэтического существа вполне может соответствовать ему, как благороднейшему из людей", - вспоминала о Дельвиге Анна Петровна Керн. В своих письмах, особенно к брату Льву, Пушкин постоянно упоминал о Дельвиге. О поэтическом таланте Антона Пушкин был высокого мнения.

Поэзия мрачная, богатырская, сильная, байроническая - твой истинный удел Комовскому и переданный в году в Пушкинский дом А. Журавлевым, - литография, подобная приложенной к альманаху "Царское Село" на год. Литография была сделана по рисунку выпускника второго курса Царскосельского лицея Валериана Платоновича Лангера.

Лангер - приятель Дельвига, один из первых русских литографов. О портрете Дельвиг писал одному из издателей альманаха - Егору Федоровичу Розену, драматургу и поэту, автору либретто оперы Глинки "Иван Сусанин": Весь альманах посвящен Дельвигу. В альманахе было помещено четверостишие Пушкина, имеющее подзаголовок: Сфинксом Пушкин назвал свой подарок Дельвигу неточно.

В Древнем Египте сфинкс - существо с телом льва и головой человека. Согласно мифу сфинкс опустошал страну. Он задавал прохожим неразрешимые загадки и пожирал.

Только фиванскому царю Эдипу удалось отгадать загадки сфинкса и сбросить его со скалы. Кто на снегах возрастил Феокритовы нежные розы? В веке железном, скажи, кто золотой угадал? Кто славянин молодой, грек духом, а родом германец? Пушкин восхищался идиллиями Дельвига, его описанием "золотого" века. Какую силу воображения должно иметь, дабы так совершенно перенестись из XIX столетия в золотой век, и какое необыкновенное чутье изящного, дабы так угадать греческую поэзию Двоюродный брат Дельвига, А.

Дельвиг, в своей книге "Полвека русской жизни", изданной много лет спустя после смерти обоих поэтов, писал: Пушкин высоко ценил гекзаметры Дельвига и в г. Это название, данное стихотворению, очевидно, издателями, сочетается с загадочностью посылаемого предмета. Грифон - крылатое существо с головой орла и телом льва на тяжелом бронзовом основании; такие небольшие изящные настольные украшения из бронзы были распространены в первой трети XIX века.

Пресс впоследствии хранился у А. Барановой, рожденной Баратынской, родственницы Софии Михайловны Дельвиг по второму мужу. От Барановой пресс перешел в Государственный музей, а затем, в году, - в Музей А. К личным вещам Пушкина относятся его трости, палки, часы, бумажник, визитные карточки, жилеты и кольца.

Пушкин при жизни имел довольно много палок и тростей, свое пристрастие к этим "игрушкам" он, по воспоминаниям писателя В. Сологуба, называл шутя "бабьей страстью". Сохранились три палки Пушкина и одна трость. На одном из прижизненных портретов - из альбома художника-любителя Платона Ивановича Челищева х годов - Пушкин изображен идущим по Невскому проспекту с этой палкой в руке. Палка темного, почти черного, дерева с набалдашником из слоновой кости и сбитым наконечником.

На белой кости набалдашника вырезано: С этой палкой Пушкин, по свидетельству его потомков, гулял в Летнем саду. Сведения о том, у кого была палка после смерти Пушкина, несколько противоречивы.

На первой большой пушкинской выставке года в Петербурге эта палка экспонировалась как подаренная Жуковским Ивану Петровичу Шульгину - в прошлом учителю географии и истории в младших классах Царскосельского лицея -затем профессору, а с по год ректору Петербургского университета.

Но есть свидетельства и о том, что черная пушкинская палка продолжительное время находилась у близкого друга Пушкина - профессора и ректора Петербургского университета Петра Александровича Плетнева.

Автор статьи о Петербургском университете - х годов писал, что Плетнев "имел обыкновение приносить с собой на лекцию какую-то черную трость, которую, вовсе не нуждаясь в ней, не выпускал из рук; уверяли, что эта трость досталась ему на память от Пушкина". Возможно, что черная пушкинская палка после смерти П.

Плетнева перешла к И. Шульгину и была передана его потомками в Александровский лицей. В году эта палка поступила из пушкинского лицейского музея в Пушкинский дом. Он носил ее, держа в руке или положив на плечо. Она хорошо запомнилась друзьям и знакомым поэта, жившим в начале х годов в Кишиневе или Одессе и видевшим Пушкина разгуливающим с этой палкой по городу.

Иногда он подбрасывал ее вверх. Один из одесских старожилов, Михаил де Рибас, в рассказах, собранных В. Яковлевым, так говорил о Пушкине этих лет: Эта палка появилась у поэта весной года; знакомый Пушкина И.

Липранди в своих известных воспоминаниях, говоря о дуэльных столкновениях Пушкина и о своем отъезде из Кишинева, пишет: По виду палка несколько напоминает букву "Т", в сечении она круглая, с рукояткой такой же формы, к концу суживается и заканчивается четырехгранным острием. История этой вещи такова: Он в х годах жил в Одессе. Затем палка досталась поэту А. Подолинскому, а позднее - сыну полковника Ягницкого, бывшего адъютантом графа М. Ягницкий подарил ее одесскому жителю Ивану Мартыновичу Донцову, у которого она находилась в течение почти тридцати лет.

В х годах один из членов известной в Одессе семьи Тройницких, Михаил Григорьевич, получил пушкинскую палку от Донцова и в году передал ее в Одесский музей истории и древностей.

В году из Одесского художественного музея б. Музея истории и древностей железная палка перешла в Государственный музей А. В настоящее время она экспонируется в доме-музее А. Пушкина в селе Михайловском. Тонкая, светлого дерева трость с вделанной в набалдашник бронзовой пуговицей Петра I на пуговице - вензель из двух переплетенных букв "Р I Р" хранилась долгое время у П. Белоусов рассказывает о ней в своей книге: В верхнем конце трости вделана золоченая пуговица с мундира Петра Великого.

Эта пуговица подарена Петром Великим арапу Ганнибалу - прадеду Пушкина". О ней упоминает и С. Шереметев последний владелец Остафьеваописывая комнату, которая "должна была составлять музей предметов, являющихся дорогими воспоминаниями времени": Краевский, сотрудничавший у Пушкина в "Современнике" и разбиравший после смерти поэта его библиотеку, в письме к члену опеки В.

Одоевскому просил отдать ему эту трость на память. Если опекуны не уважут моего чувства привязанности к покойному, то пусть дадут мне палку за тот долг, который Пушкин всегда считал на себе относительно меня за "Современник" Из Остафьева она была передана в Государственную публичную библиотеку имени В. Ленина в Москве, а в году поступила в Музей А.

Палка орехового дерева с аметистовым набалдашником. Хранилась до поступления в Музей А. Пушкина в году в Публичной библиотеке имени М.

Пушкина она была подарена его родными доктору Ивану Тимофеевичу Спасскому. Доктор Спасский, домашний врач Пушкина, пользовавшийся большим уважением и доверием поэта, оставил воспоминания о двух последних днях жизни Пушкина. Тонкая красивая палка с золотым ободком в месте соединения дерева с аметистом была в числе других вещей поэта на выставке года в Петербурге.

В каталоге выставки о ней писалось: Спасскому, а по смерти его доставшаяся мужу его воспитанницы, библиотекарю Имп. Публичной библиотеки Беккеру, которым подарена библиотеке". На самом деле набалдашник палки выточен из аметиста. В развернутом виде он имеет форму четырехугольника со срезанными углами. Зеленый сафьян украшен полосками золотого тиснения, а на лицевой части, как в раму, вставлена вышивка разноцветной синелью на белом шелке. Бумажник легко складывается и закрывается на металлический замочек.

Приехав последний раз в Москву в мае года, Пушкин остановился у Павла Воиновича и Веры Александровны Нащокиных, живших тогда в доме Ивановой "у церкви старого Пимена" именно этот адрес сообщает поэт своей жене в письме от 4 мая из Москвы.

Через много лет В. Нащокина, передавая бумажник Пушкина А. Пушкину и перешел к его другу, а моему покойному мужу, Пав.

Нащокину при следующих, насколько я припоминаю, обстоятельствах В мае года Пушкин гостил у нас в Москве у церкви старого Пимена в доме Ивановой. Мой муж всякий день почти играл в карты в Английском клубе, и играл крайне несчастливо. Перед отъездом в Петербург Пушкин предложил однажды Павлу Воиновичу этот бумажник, говоря: И как раз Павел Воинович выиграл в этот вечер тысяч.

Вдова гвардии поручика Вера Александровна Нащокина". Корзинкин вскоре подарил бумажник поэта вместе с письмом В. Нащокиной старшему хранителю Исторического музея в Москве А. Последний в году принес эту реликвию в дар своему музею. Из Исторического музея бумажник в году поступил в Государственный музей А.

Теперь эта вещь находится в одной из комнат последней квартиры А. Пушкин заказывал их в английском магазине; они были разного размера и вида. В делах опеки сохранился счет английского магазина за "печатку и гравировку" с апреля по январь года визитных карточек, несколькими партиями, с разных досок.

В собрании Всесоюзного музея А. Пушкина - две визитные карточки Пушкина - на русском и французском языках. Одна из них - с надписью "А. Пушкин" на глянцевой бумаге размером 6,5х3,5 - поступила в Пушкинский дом в году от П. Шаликова-Каткова и в настоящее время находится в собрании музея. Вторая получена Пушкинским домом от Ленинградского управления государственных академических театров в году.

Именно ее, с гравированной надписью "А. Pouchkine" размер 6,7X3,5можно увидеть на письменном столе поэта в его последней квартире на Мойке. По сравнению с визитными карточками из собрания Всесоюзного музея А.

Пушкина они большего размера. Каминные бронзовые часы в виде готической башенки с гравированной надписью "Pons " находились после смерти поэта у его камердинера. Часы эти, по всей вероятности, из тех вещей, которые сразу же после гибели Пушкина "были розданы вдовою служителям".

В делах опеки сохранился также счет от часового мастера Формана за починку золотых и бронзовых столовых часов. Счет был написан уже после смерти поэта, 13 февраля года, и оплачен опекою в мае того же года.

На одной из деталей механизма часов надпись: Тяжелые, изготовленные во Франции и приобретенные, по всей вероятности, Пушкиным в Петербурге, часы хранились у ленинградца Б.

Передавая их в году в Пушкинский дом, он написал следующее сопроводительное письмо: Пушкину, были приобретены Федором Федоровичем Бухе вскоре после смерти великого поэта у его камердинера для своего племянника Александра Федоровича Бухе, бывшего в то время еще мальчиком, - восторженного почитателя таланта великого поэта. Часы эти находились у А. Бухе почти до самой его смерти Часы экспонируются в музее-квартире А. Золотые швейцарские карманные часы. Изготовленные в х годах с гравированным сельским видом на циферблате и цепочкой, они были, по всей вероятности, получены Пушкиным от императрицы Марии Федоровны через поэта Нелединского-Мелецкого в лицейские времена.

В году на бракосочетание великой княгини Анны Павловны и принца Оранского Пушкину были заказаны стихи. Стихи распевались на празднике в Павловске во время свадебного ужина. По воспоминаниям лицеиста С. Комовского, за стихотворение "Принцу Оранскому" Пушкину были "дарованы золотые с цепочкою часы при всемилостивейшем отзыве".

Эти плоские открытые часы с металлическим циферблатом, длинной массивной золотой цепочкой которая впоследствии была утраченаи двумя нижними крышками долгое время находились у потомков одной из родных сестер Н. В году село Яновщина старое название - Васильевкагде жила родная сестра Гоголя, Ольга Васильевна Головня, и семья другой его сестры, Елизаветы Васильевны в замужестве Быковойпосетил по поручению Киевского университета Всеволод Чаговец. Он видел хранившиеся здесь как реликвия золотые часы и заинтересовался их историей.

Через год в статье "На родине Гоголя" Чаговец подробно изложил историю золотых пушкинских часов, положив в основу своего рассказа сведения, полученные от О. По словам сестры Гоголя, Жуковский, находившийся у постели умирающего Пушкина, "принявший от него последний вздох", сразу же после смерти великого поэта "взял со стола принадлежавшие Пушкину часы, остановил их на минуте смерти поэта и сохранил их себе на память о таком горестном и печальном событии".

Через несколько лет после смерти Пушкина Жуковский и Гоголь встретились за границей, во Франкфурте-на-Майне. Гоголь обратил внимание на карманные золотые часы, висевшие на стене в комнате Жуковского. Василий Андреевич, зная, как велика была любовь Гоголя к Пушкину, как глубоко писатель был потрясен смертью поэта, торжественно передал ему эту драгоценную реликвию.

Гоголь надел цепочку на шею, а часы, остановленные на минуте смерти Пушкина, положил в карман и не расставался с ними до возвращения на родину.

Приехав в Васильевку, Гоголь передал часы сестре и просил беречь их как зеницу ока. Долго они хранились у Ольги Васильевны, а затем, после смерти Гоголя, перешли в семью другой сестры Гоголя - Елизаветы Васильевны, вышедшей замуж за Быкова. Ее сын - племянник Гоголя - Н. Быков женился на внучке Пушкина - Марии Александровне Пушкиной. В семье Быковых, где потомки родных Гоголя породнились с потомками Пушкина, часы находились как реликвия, связанная с этими двумя именами.

Быкованыне здравствующая Софья Николаевна Данилевская, дополняя рассказ Чаговца, подтверждает, что она с самого раннего детства помнит эти часы.

Они лежали под стеклянным колпаком на письменном столе отца в имении Васильевка - Яновщина. В семье все знали, что после смерти великого поэта часы его были отданы Жуковским Н. Гоголю, который хранил их особенно бережно; затем они достались ее отцу, как старшему племяннику и одному из наследников Н.

Гоголя, вместе с другими вещами писателя. После Октябрьской революции семья Быковых по инициативе внучки Пушкина - Марии Александровны передала часы в деревянном лакированном футляре, украшенном металлической розеткой тульского литья, в Государственный Полтавский краеведческий музей.

В году они поступили в Государственный музей А. Серебряные часы английской фирмы Тобиас х - х годов, на 13 камнях, с крышками, украшенными гравированным узором со следами синей эмали, были приобретены Всесоюзным музеем А. Пушкина в году у инженера А. Часы, вероятно бывшие у поэта с собою в день дуэли, заводятся ключом. На механизме - богатая ручная гравировка.

В сопроводительном письме А. Соколов так излагал историю этих часов: Жуковским Павлу Воиновичу Нащокину, от него перешли к М. Семевскому, редактору и издателю "Русской старины". Затем часы находились у племянницы и наследницы имущества Семевского Евгении Николаевны Вороновой, муж которой, Павел Николаевич редактировавший журнал после смерти Семевскогои она сама были друзьями семьи Соколова, составляя один дружеский литературный кружок.

Членами этого кружка были А. Кюи и другие деятели культуры и искусства. Во время собраний кружка у Вороновых показывали часы Пушкина, они вызывали особый интерес у маленького Андрея Соколова, ему всегда хотелось подержать их в руках, рассмотреть их поближе. Воронов он умер в году передал А. Соколову драгоценные часы в деревянном, обтянутом сафьяном футляре с тиснеными буквами "А. Из письма Натальи Николаевны Пушкиной Нащокину от 6 апреля года известно, что она подарила ему часы своего мужа, "которые он носил обыкновенно", и архалук, "который был на нем в день его несчастной дуэли".

Нащокин в письме к М. Погодину е годыговоря о вещах поэта, бывших у него, подтверждает, что "часы, которые он Пушкин. Правда, в том же письме Нащокин пишет, что часы Пушкина он подарил Гоголю, "у которого они еще и теперь находятся", архалук у него украли, а 75 рублей ассигнациями, переданные ему вместе с книжником бумажником поэта, он израсходовал.

Жена Нащокина в своих воспоминаниях, написанных шестьдесят лет спустя после смерти Пушкина, так же сообщает, что "после смерти Пушкина Жуковский прислал моему мужу серебряные часы покойного, которые были при нем в день роковой дуэли, его красный с зелеными клеточками архалук, посмертную маску и бумажник с ассигнацией в 25 рублей и локоном белокурых волос Впоследствии Павел Воинович часы подарил Гоголю, а по смерти последнего передал их по просьбе студентов в Московский университет, маску отдал Погодину, архалук же остался у.

Куда он девался - не знаю". Некоторое несовпадение деталей истории часов с воспоминаниями Нащокиных о том, что часы Пушкина, по свидетельству В. Нащокиной - серебряные, были переданы Гоголю П. Нащокиным не меняет сути дела - и те и другие часы принадлежали Пушкину.

Эту "неясность" можно объяснить неточностью воспоминаний самого Нащокина, который, растеряв к этому времени вещи Пушкина "нет меня виноватее", - писал он в уже упомянутом письме Погодинуне знал, где находятся переданные ему серебряные часы Пушкина, и некоторыми ошибками в "Рассказах о Пушкине" В.

Нащокиной, которая к этому времени была глубокой старухой. Из одежды поэта до настоящего времени сохранились только два его жилета. Хорошо известно, что после смерти Пушкина знакомый поэта, врач и писатель Владимир Иванович Даль через Жуковского получил простреленный на дуэли черный сюртук Пушкина; П. Нащокину был передан, как уже говорилось, клетчатый архалук его друга, а крепостной камердинер поэта Никита Козлов после отпевания принес Н.

Тарасенко-Отрешкову камер-юнкерскую шляпу своего господина, лежавшую на крышке гроба; в настоящее время эти вещи считаются утраченными.